?

Log in

No account? Create an account

abstract2001


ЖЖ Марины Литвинович


Entries by tag: Кремль

а не купить ли немного Кремля?
abstract2001
Игорь Шувалов предложил бизнесменам купить у государства все, что понравится

Интересно, а Кремль продадут? Мне вот Кремль нравится. Выселить оттуда всю администрацию с гарантом, отправить их в Москва-сити хотя бы, а в Кремле сделать музей, открытый для всех.

Надеюсь, рано или поздно, эта здравая мысль реализуется.

Интересно, во сколько оценят Кремль?

Ликбез для Медведева
abstract2001
Просто необходимо провести небольшой ликбез Дмитрию Анатольевичу Медведеву по поводу его оценок российской оппозиции. Сегодня, встречаясь с руководителями основных телеканалов в прямом эфире, президент Медведев сказал следующее:

«Вы знаете, так называемая внесистемная оппозиция, она потому и внесистемная, что она себя внутри политической системы не видит. Они сами выбрали такое место. Это их право. Я отношусь к этому с уважением, если при этом не происходит нарушения нашего законодательства – избирательного, законодательства об общественных объединениях, о митингах и так далее. То есть если так называемая внесистемная оппозиция действует в пределах закона, пусть себе работает, как ей нравится. Они тоже, наверное, отражают чьи-то предпочтения, правда, я иногда затрудняюсь ответить чьи. Но это уже вопрос внутренней оценки, не хотел бы никого обижать».

Поскольку я сама являюсь человеком, который вместе с коллегами придумал и активно «продвигал» термин «внесистемная оппозиция», то я хотела бы пояснить историю и причины его появления.

Во-первых, определение «внесистемная» является противоположностью «системной оппозиции». Главный признак «системной оппозиции» - связь с Кремлем, или, грубо говоря, кураторство со стороны Суркова. К таким партиям относятся КПРФ, ЛДПР, отчасти «Справедливая Россия», а из непарламентских – «Яблоко» и «Правое дело». Ни для кого не секрет, что руководители этих партий встречаются с кремлевскими чиновниками, обсуждают и решают свои и партийные финансовые дела, обменивают «голоса» на те, или иные преференции, получают некоторые гарантии на выборах и т.д. Связь с Кремлем совершенно не мешает тому, что многие, в том числе официозные СМИ, называют эти партии «оппозицией», хотя для знающего человека это звучит бредом. Эта путаница (особенно свойственная западным журналистам) заставила нас ввести разделение и отделить «мух» от «котлет». «Внесистемная оппозиция» - это политические и общественные силы, которые НЕ ходят в Кремль договариваться. Вот такое простое определение для наших «котлет».

Второй важной причиной для появления и закрепления термина «внесистемная оппозиция» стал тот факт, что значительное число политических и общественных сил были в буквальном смысле ВЫКИНУТЫ из системной политики. Именно выкинуты из системы с помощью тех же кремлевских чиновников, а не потому, как считает Медведев, что «сами выбрали такое место». Как это произошло? Очень просто.

Чтобы участвовать в системной политике, вам нужно иметь зарегистрированную организацию. В случае желания участвовать в выборах – нужна партия. На моей памяти все нынешние «внесистемные силы» пытались зарегистрироваться в качестве политических партий. Партию Касьянова не зарегистрировали, «Другую Россию» не зарегистрировали, партию Хакамады не зарегистрировали, НБП запретили, новую попытку Лимонова с соратниками создать партию – не зарегистрировали, ДПНИ не регистрировали несколько раз, еще несколько известных мне попыток разных людей зарегистрировать новую партию – не вышло. Примерно то же самое происходит и с оппозиционными общественными организациями (как политического плана, так и чисто правозащитными) – их или не регистрируют, или закрывают (чаще всего по «экстремистской» 282 статье), или приостанавливают деятельность. Опять же хорошо известно, что «отмашку» на регистрацию или не регистрацию партии Минюсту дают в Кремле.

Что остается политической силе, если ее не регистрируют и не дают участвовать в выборах? Остается вполне легальная возможность выходить на улицу – на митинги, шествия, марши. Однако всем хорошо известна существующая в нашей стране «традиция» властей запрещать под любым, даже абсурдным предлогом, любые массовые мероприятия внесистемной оппозиции. Эти запреты на мирные акции приводят к тому, что люди все равно выходят и пытаются отстоять в судах свое право на мирные собрания. Однако отстоять это право в судах не получается.

Ситуация складывается следующая: именно сами власти своими действиями перекрыли всякую легальную возможность участия в политике для «внесистемной оппозиции». Эта часть оппозиции не сама вышла «за систему», это ее туда вытолкнули, отняв у нее любой легальный путь для участия в российской политике. Власть сама загоняет «внесистемную оппозицию» в подполье. И не надо говорить, что люди сидят в нем по доброй воле.

Партия для бизнеса
чб
abstract2001
В статье Яны Яковлевой в "Ведомостях" две темы: первая - это ситуация с неоправдавшей надежд бизнес-сообщества партией "Правое дело", а вторая - отсутствие у бизнес-сообщества партии, которая бы отстаивала его интересы. Первую тему, пожалуй, оставим за скобками, сказав только, что достаточно наивно в целом возлагать надежды на партию, являющуюся результатом искусственного скрещивания "лебедя, рака и щуки" в Кремле. "Кремлевский проект" - это, увы, не пропагандистскаий штамп, а вполне себе серьезный заборчик вокруг и кандалы на ногах. Свободу в таком виде отстаивать сложно.
Кроме того, "Правое дело" до сих пор так и не приобрело своего избирателя и по сути никого не представляет.

Поговорим о второй теме, которая кажется более важной. Яковлева сожалеет, что у российского бизнеса, у которого "уж слишком острые и реальные проблемы сегодня <...> их сажают, разоряют, закрепляя коррупцию решениями суда" - нет политического защитника и выразителя интересов, своей партии. Яковлева выделяет и повестку дня, политическую программу такой партии: "у потенциального электората множество проблем: коррупция, беззаконие, отсутствие правосудия, отсутствие идеологии экономического развития страны, модернизация, инфраструктура".
Яковлева также называет характеристики такой партии: "Это должна быть партия смелых, партия, защищающая частную собственность, партия, приоритетом для которой являются интересы развития бизнеса".

Пожалуй, достаточно характеристик, чтобы понять, что такая партия никак не может возникнуть внутри нынешней политической системы: ведь в ее повестке дня будет значиться ее фактический слом, изменение. И верно отмечает Яковлева, что противник такой партии - "партия силовиков, партия правоохранителей" - соль и суть нынешней системы, ее остов. Поэтому даже удивительно, что Яковлева ждет проявления "несистемности" от "Правого дела".

В нынешней политической системе есть только один избиратель - это Кремль в широком смысле. Именно он допускает или не допускает партию на выборы, именно он дает ей результат или не дает (отрывая от пирога Едра). Даже если бизнес создаст для себя прекрасно-распрекрасную партию, то надеяться на представительство в Думе он сможет только если договорится об этом с Кремлем.

По-моему, это все настолько банально, что даже и писать как-то неловко, но приходится писать, потому что уважаемая газета "Ведомости" публикует тексты представителей бизнеса, свидетельствующие о том, что эти банальности многим еще не понятны.

Яковлева близка к пониманию, что вопросы модернизации, борьбы с коррупцией, реанимации демократических институтов России должен кто-то решать. Бизнес - отличный претендент на эту роль - у него есть и ресурсы, и деньги, и кадры и опыт и т.д. Но если ли желание? Бизнес привык приспосабливаться к плохим условиям, а некоторые даже удачно зарабатывают именно что - на коррупции, на незащищенности частной собственности... Много ли есть таких как Яковлева, готовых рискнуть? А рисковать придется и за примерами ходить далеко не надо.
Яна Яковлева, кстати, редкий пример - она прошла через тюрьму и это обстоятельство роднит ее с нацболами, я даже слышу в ее тексте эти нотки.

Бизнесу пора определятся и избавлятся от каши в голове. Все стало предельно понятно уже давно. И это хорошо, что скурвившееся "Правое дело" перестает вселять надежду в тех, кто считал, что можно быть "немного оппозиционным", будучи внутри системы.