Марина Литвинович (abstract2001) wrote,
Марина Литвинович
abstract2001

Category:

Буденновск

"Что же касается основного корпуса, то после того как спецназ, потеряв четырех убитых и 15 раненых, вынужден был отползти назад, все, что стояло вокруг — БТР, БМП, пулеметы, снайперы, вертолеты,— со всех сторон открыло по больнице огонь.

Вот этому ужасу я стал свидетелем. Из проемов недостроенного дома мы с журналистами видели перед собой больничный корпус, который горел, а по нему били и били! Я видел женщин, стоявших в окнах, они махали простынями и истошно кричали: "Не стреляй!" Строчки пулеметных очередей ложились от одного кирпичного простенка между окнами к другому... Женские фигуры в окнах падали, человеческий вой стихал, но вставали новые, и крик возобновлялся... Вертолеты ударили ракетами по крыше, здание горело.

Армейский штаб сил МВД в Буденновске возглавлял генерал А. Квашнин. "Генштаб — мозг. А я его главная извилина!"— так без ложной скромности характеризовал себя этот генерал журналистам.

Стрельба продолжалась еще полчаса, потом стала стихать. Позже я узнал, что у солдат кончились патроны. Слава богу, Басаев этого не знал...

Как только чуть поутихло, из больницы выскочили двое в белых халатах. На палке они вздымали простыню, на полотне марганцовкой нарисован красный крест. Они бежали вслепую от корпуса в нашу сторону. Не добежав метров 30, укрылись за подбитым БТР, оглядываясь и не зная, куда податься дальше. Я не утерпел, вылетел к ним навстречу и потащил за собой.

Оказалось, Басаев выпустил врачей Петра Костюченко и Веру Чепурину для того, чтобы передать: погибли десятки заложников, если не остановить стрельбу, погибнут все!

Врачи возбуждены, их колотит дрожь. Горло хирурга Чепуриной замотано окровавленным бинтом: за полчаса до этого, делая операцию раненому, она сама получила ранение, пуля скользнула по шее, еще два миллиметра — ее трахея была бы разорвана...

Вместе с врачами я пытался найти кого-нибудь из тех, кто отвечал за происходящее вокруг. Все офицеры исчезли. В это трудно поверить, но они прятались от нас! Наконец в коридоре штаба я наткнулся на дверь, у которой стоял охранник. За ней, в маленьком кабинетике за столом, сидел человек с землистым лицом — министр Ерин. Он смерил меня взглядом и, видимо, остался недоволен тем, что подпустил меня к себе.

— Слушаю вас,— сказал он.

Я объяснил, что привел в штаб парламентеров из больницы, что там погибло много людей... Что врачей надо выслушать.

— Зачем?

— Но ведь это тупик! Все погибнут.

— Никакой не тупик, все идет по плану, мы оказываем давление и дожмем.

— А люди?

Министр помедлил и, чуть картавя и морщась, сказал в ответ:

— Я не верю в большие жертвы, заложники останутся живы.

— Но парламентеров-то вы примете?

— Нет, это все эмоции. Что происходит, я и так знаю."


Воспоминания бывшего депутата ГД Юлия Рыбакова

А через несколько лет был Беслан, где все повторилось.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments