Марина Литвинович (abstract2001) wrote,
Марина Литвинович
abstract2001

Козак и Матери Беслана

Ниже - начало расшифровки сегодняшней беседы Козака с Матерями Беслана. Когда закончится расшифровка - вывешу все.



- Козак: ну поверьте это глубокое заблуждение. Преступление можно предотвратить. Или что все преступления до конца можно расследовать. Мировая цивилизация не придумала другого способа. Давайте посмотрим.


- Легче умереть
Извините пожалуйста, мы все на нервах. Но вы же полпред президента, вы с ним общаетесь. Чем он мотивировал нежелание встретиться с нами в течение всего года?
- Этот вопрос стоит не год, а несколько месяцев. Полгода, скажем. Ну не было такой возможности у президента.
- Да весь мир содрогнулся! Он (президент – М.К.) сколько людей принимал в своем Сочи! А до нас, значит, времени не было? Он был здесь (ночью 4 сентября 2004 года – М.К.). Это было ночью, а потом он взял и уехал обратно!
-
Не было ни одного человека в мире, который не соболезновал. И я видел президента в эти дни. Он ходил почерневший весь. Переживал. И сегодня все, что зависит от президента: вся помощь, которая пришла в Беслан, все эти деньги…
- Не нужны нам деньги!
- Я знаю! Не вам… Я не об этом говорю. Он (президент – М.К.) занимался этим.
Мурат Кабоев: Дмитрий Николаевич! Я хочу вернуться к разговорам о ходе следствия. У меня кабинет в том же здании, где и прокуратура. Где следователи допрашивали потерпевших и свидетелей. И ко мне обращались люди со слезами, что им не дают говорить все, что они знают. Вот определенный круг вопросов, и ни влево, ни в право им не дают (прокуроры – М.К.) шагнуть. И следствие проведено очень поверхностно, что выявляется сейчас на процессе по Кулаеву. И чтобы увести сейчас в сторону тех, кто начинает рассказывать все, что знает и на само важном месте прокуроры прерывают потерпевшего и задают глупый, уводящий в сторону вопрос. Разве можно было 12-летнему пацану задавать вопросы: а сколько твоих одноклассников еще погибло? Д.Н. Вот то, что Комитет Матерей делает, это действия не оттого, что хотят зло выместить, а потому что их следствие и прокуратура провоцирует. И надо как-то повлиять, чтобы хотя бы на суде людей – очевидцев и свидетелей – выслушивали до конца.
- Все что касается поведения следователей…. Такая наша страна.
- Ну да. Страна…
- Погибли люди всех ваших объяснений, всего, чтобы видели, что вы хотели бы сказать. Все это нужно требовать занести в протокол (судебного процесса – М.К.).
- А вы для чего там наверху находитесь?
- Да не имеем мы право требовать что-либо у следователей прокуратуры. Вы имеет такое право требовать! Попробуйте пройти этим путем завтра.
- Вот наши вопросы следствию. Которые мы хотим показать президенту Путину.
- Это кому вопросы? Замгенпрокурору Шепелю? Так их надо задавать Колесникову (замгенпрокурора – М.К.), Шепелю, следователю. Если следователь не согласен, то в суде. Это самый короткий путь поставить точку: заблуждения это или правда.
Саша Гумецов: - Вот то, что теракт произошел, это уже факт. Наших людей захватили, но переговоры не велись. Грубо говоря, заложники были товаром для террористов, но никто даже их цену не спросил. И вот эта ложь с первого числа о количестве заложников, о якобы пустой кассете. Все лживые сведения отражались на отношении террористов к заложникам. Вот это кладбище – это факт провала. И наш президент ни то, что никого не наказал, он даже по-детски никого не пожурил. Чем дальше идет следствие, тем сопротивление против наших требований все более и более агрессивное. На Кулаева никто внимания не обращает – он сядет, он никуда не денется. Но это сопротивление прокуратуры, если оно не сверху идет, то откуда оно идет? И даже в этом конкретном случае бездействие нашего президента всех поражает. Целое кладбище, 700 человек раненых. Это не успех операции по освобождению заложников. Это провал. Лично меня не интересует, как террористы прошли, сколько их было, какое оружие у них было. Это отмазка ФСБ, что теракт готовился спонтанно. Такой теракт не месяцами готовится, а годами. И опять же ни одного наказанного, что проморгали. Даже никого не пожурили. Одни провалы. Провал за провалом. И вот меня больше всего интересует, почему произошел первый взрыв. И самое главное, почему не велись с террористами переговоры. Что еще надо для того, чтобы мы, наконец, поняли, что вести переговоры надо? 1200 душ там было! А говорили – 354 человека. С чьего ведома это было сказано? Почему это было сказано? Вот вы говорите: ситуационная экспертиза. Да элементарно. Взять и запросить телефонные переговоры. Они-то пишутся. Почему нельзя определить, во сколько точно стрелял танк. Рации есть, приказы есть. Основания есть. Свидетели есть. И ведь следователи уперлись: нет свидетелей. Но вы знаете, мы же все можем договорится – танк стрелял днем и все как один стоять на этом. Но мы так не делаем, мы ищем реальных свидетелей, мы сами хотим знать правду и только правду.
- Да запросите вы приказ (во сколько стреляли танки – М.К.)! Попросите допросить командира этого танков, которые там были. Вам говорят, что это суд по Кулаеву. Правильно вам говорят. Это суд по Кулаеву. И какие танки стреляли, какие решения принимал оперативный штаб, никакого отношения к этому процессу не имеют. Это имеет отношение к основному делу и мы его рассекретим. Я вам это гарантирую. На сегодняшний день это все расследуется в рамках основного дела. Ну есть у вас сомнения по поводу танков, не надо мучить этих свидетелей. Не надо задавать им эти вопросы сейчас. Не надо спрашивать эти вопросы по делу Кулаева. Отклонятся будут ваши ходатайства, потому что к Кулаеву танки не имеют никакого отношения. Это с другой стороны приказы были. Но попросите (у следователей? – М.К.)Ю, чтобы вас допросили. Запросите все эти приказы. Вас же должны слушать!
- Нас не слушают!
- Заставьте себя слушать. Через суд заставьте.



- По вопросу оружия в школе. Мы присутствовали при опросе комиссией парня, который лично из-под сцены актового зала доставал оружие. Его заставили террористы. Ему говорят из торшинской комиссии: приведите свидетелей. А зачем? Он что, не свидетель? И – никаких сведений в докладе этой комиссии об этом свидетеле и его показаниях нет. А где были следователи? Где был Путин? Почему он не сказал: расследуйте нормально!
- Это все вы имеете право сделать завтра, послезавтра. Адрес следователей вам дадут. Персонально домой пришлют.
- А почему государство это с самого начала не делает, не раскрывает преступление, как положено по закону?
- Давайте на этом конкретном примере (оружие в школе было до теракта – М.К.) рассмотрим, что можно сделать. Вы имеете представление, как можно это доказать?
- Собрать всех свидетелей.
- Правильно. Допросить всех свидетелей. И если они от
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments