September 26th, 2008

На кончину СПС

То, что сегодня произошло в СПС - явное размежевание на "прокремлевскую" и "оппозиционную" части - надо приветствовать.
Потому что долго жить в межеумочном состоянии - невозможно, и уже давно надо было разрубить этот узел, а не мучится. Как говорится - лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Так что - ура! Пусть хоть какой, но конец.

Вот эта трещина, условно между "системной партией" и "оппозиционной партией" впервые (конфликтно) начала проклевываться в начале 2003 года. Я как раз тогда работала в СПС и, когда мы вырабатывали основной набор слоганов, мессаджей, идеологических кампаний и пр. - стало понятно, что, исходя из нашего понимания развития России, а также нашей совести, а также нашего понимания того, каких лозунгов должна придерживаться демократическая партия - необходимо было критиковать Путина и его действия, его политику. Проблемой было то, что некоторая часть партии не хотела этого делать (понимая, что им это повредит в карьере и т.д.), а также то, что, согласно социологическим исследованиям, избиратель, голосовавший за СПС, голосовал и за Путина, поэтому критика его со стороны СПС приводила к потере электората (свойственного именно для СПС).

У нас в штабе шли горячие дискусии на эту тему: хорошо, что тогда у меня, Немцова и Коха было единое мнение, что критиковать Путина надо. С другой стороны, нас не поддерживали Чубайс и Гозман. Это было понятно, потому что уже тогда оба они работали внутри путинской системы.

Когда арестовали Ходорковского в октябре 2003, этот внутрений раскол в СПС приобрел еще более отчетливый характер. Хотя, я уже тогда не работала в СПС, уйдя по причине отсутсвия понимания между мной и Чубайсом по поводу войны против Яблока. Я эту войну не поддерживала, пришлось уйти.

Все это время, начиная с 2003 года, внутренний раскол в СПС и попытки определиться - только усиливались. На это тему было много локальных скандалов и выходов из партии.Партию колбасило и плющило.
Очень часто, когда меня спрашивали про СПС, я говорила, что было бы лучше, чтобы эта партия скорее сошла со сцены, потому что в таком состоянии - когда ноги давно уже разъехались - партия только вредит идущим процессам. В частности - процессу консолидации оппозиционных сил, не только либеральных. И вот наконец это произошло.

Я не буду говорить своего отношения к людям, которые в существующей ситуации выбрали для себя - присоединиться к кремлевскому проекту. Причем сделали это после того, как саму партию СПС на последних выборах власть просто отымела по полной программе, не очень заботясь о законном оформлении своих действий.
Я рада, что Никита Белых не сломался и сделал свой выбор, уйдя из СПС. Вот Газета.ру пишет, что он тоже вел переговоры с Кремлем, но это, если правда, простительно, поскольку в результате Никита все-таки остается не с Кремлем (надеюсь ;)
Тут очень важный момент - уйдет ли какая-то часть СПС вслед за Никитой? Я достаточно критично оцениваю состояние СПС в регионах, поэтому не очень понимаю, кто там еще остался. У меня такое впечатление, что все, кто был мало-мальски оппозиционен из СПС, уже давно сотрудничают или с ОГФ, или в рамках проекта создания объединенного дем. движения.

Значительная часть СПС, как федеральная, так и региональная, всегда была настроена на встроенность во власть, поэтому и выбор тут - логичен. Другое дело, что сознательно входить в проект "опущенных Кремлем" - это какой-то своеобразный мазохизм. Объединенный партийный "ублюдок", который возникнет в результате слияния Барщевского, Богданова и Гозмана - это явно нежизнеспособная конструкция. В ней нет главного - свободы воль участников, а без этого получается только мертвяк.