March 7th, 2007

Невинные жертвы. Глупости одних и других

Появилась информация, что Ира Воробьева, aka vorobieva уволена из Русской службы новостей за ее участие в программе Альбац на "Эхо Москвы" и обсуждении Марша Несогласных в Питере.
Поскольку так все получилось, я решила рассказать всю историю, предшествовавшую этому.

После Марша Несогласных в Питере 3 марта, мы сидели в гостиничном кафе, обедали, слушали Каспарова в эфире "Эха Петербурга" и обсуждали итоги Марша. Со мной сидели наши товарищи, в том числе главный редактор Ej.ru Саша Рыклин.
Вдруг у Саши зазвонил телефон, Саша сказал пару слов и положил трубку.
- Представляете! Меня позвали в эфир "Эха Москвы" с Каспаровым, чтобы обсудить Марш! Они искали журналиста, который бы присутствовал на Марше и смог рассказать о нем с позиции журналиста! - сказал Саша.
- А что тут удивительного?
- А удивительно здесь то, что меня НИКОГДА не зовут в эфир "Эха", потому что, как мне неофициально сказали, я там в "черном списке" - ответил Саша.
Мы минут 5 пообсуждали эту ситуацию под соусом "Ну, видимо, успех Марша заставил "Эхо" пересмотреть свои "черные списки".
Ровно через 5 минут Саше снова позвонили с "Эха" и , извиняясь, сказали, что, к сожалению, они не могут пригласить его в эфир. Слыша это и, понимая по контексту, что говорят Саше, мы уже давились от смеха... Потом Саше задали вопрос - а кого из журналистов, бывших на Марше, можно позвать? Понимая всю абсурдность ситуации, ребята в шутку закричали: "Назови Литвинович!". И Саша назвал меня.
Через 5 минут мне позвонило "Эхо".
Но они звонили не для того, чтобы пригласить меня, а для того, чтобы спросить у меня, кого из журналистов можно пригласить в эфир. Я начала в голове перебирать фамилии и почти сразу назвала им Иру Воробьеву, потому что я ее видела в самом конце Марша, когда она стояла на ограждении подземного перехода, я ей помахала рукой, а она мне. Я была рада ее видеть, потому что последний раз мы виделись с ней в Грозном, пару недель назад.
Я назвала еще пару журналистов и их телефоны. Уже вечером я услышала анонсы по "Эху" и поняла, что до Иры Воробьевой "Эхо" дозвонилось и она пойдет на эфир.
Не смотря на то, что я категорически не согласна с некоторыми оценками, которая дала Ира в эфире, я совершенно не понимаю идиотские действия ее работодателя, который решил ее уволить только за участие в передаче на другой радиостанции в качестве очевидца событий. Это полный бред, я не понимаю.

_____
Upd2: Комментарий Саши Рыклина об этом.

Upd1: Описание этой же ситуации с другой стороны от Жени Альбац - тут.

Беслан

З а я в л е н и е потерпевших в Бесланском теракте о возбуждении уголовных дел в отношении должностных лиц:

Дзасохова А.С.
Андреева В.А.
Тихонова А.И.
Проничева В.Е.
Анисимова В.
Аслаханов А.
Панькова М.А
Гайденко О.
Дзантиева К.Б.
Попова В.
Дзуцева Ф.Х.
Дзгоева Б.А.
Зязикова М.,
Соболева В.А.
Дзугаева Л.

10 пунктов про это

История с моей записью про "Эхо Москвы" вышла дурацкая. Рассказывая жизненную зарисовку, я и не думала, что это вызовет такую бурю эмоций с разных сторон.
Поэтому надо расставить все точки над I

1. Цензура, какими бы обоснованиями она не прикрывалась - это плохо. Избирательность и предвзятость в освещении событий, приглашении гостей - это плохо. Нетерпимость - это плохо.

2. "Эхо Москвы" делает очень много для того, чтобы в России существовала хоть какая-то свобода мнений и слова. "Эху Москвы" тяжело, поскольку иметь такого акционера - не подарок.

3. Я не знаю, существует ли цензура на "Эхе Москвы". Я и ничего не утверждаю и не могу утверждать, я вообще писала о другом. Если цензура или предвзятость существует - очень сочувствую. Если нет - и слава богу.

4. Скажу честно, что, помимо написанной мной истории, у меня несколько раз возникало непонимание редакционной политикой "Эха". Но это всего лишь мое мнение и оно никакого значения в данном случае не имеет. Каждый может считать так, как он видит и чувствует.

5. Меньше всего мне хотелось бы, чтобы из этой истории устраивали ругань и поливание друг друга помоями. Враги уже торжествующее выплеснули это на страницы интернет-изданий. Но - не дождетесь! Даже если я зря это написала, даже если Женя переборщила - это ни на что не повлияет, я уверена. Мы просто должны быть выше этой возни. Непонимания могут возникать, но они не носят критического и бесповоротного характера.

6. Мы живем с вами в сложное и противное время. Тысячи людей работают, держа фигу в кармане. Тысячи людей работают, наступая на горло собственной песне. Десятки людей, зажатые в тиски обстоятельств, пытаются находить лазейки для свободы. Мы не можем осуждать этих людей. Мы должны держаться даже за крошечные возможности, потому что ничего кроме них - у нас нет.

7. Личные амбиции и обиды - то, что очень сильно мешает делать дело. Надо отставить это в сторону, потому что иначе мы никогда не решим глобальные задачи и передеремся из-за мелочи, неуступчивости, глупости.

8. Правда бывает тяжелой и неприятной. Полуправда - плохо, ложь - еще хуже. Я предпочитаю ясность, я не люблю недомолвок. Я хотела бы ясности. Разменивать правду на хорошие отношения - тоже плохо, я никогда так не делаю.

9. Надеюсь, от этой истории никто не пострадает. Иначе это будет совсем плохим сигналом.

10. Все будет хорошо ;-)

________________________

Upd1: Комментарий Саши Рыклина об этой ситуации.