October 19th, 2006

Ой

Владимир Путин после этого, очевидно, решил, что микрофоны выключены (пресса уже покидала зал) и произнес следующее:

– Привет передайте своему президенту! Оказался очень мощный мужик! Десять женщин изнасиловал! Я никогда не ожидал от него! Он нас всех удивил! Мы все ему завидуем!

Это именно тот случай, когда не веришь своим ушам. Господин Путин, разумеется, хотел морально поддержать господина Ольмерта, оказавшегося благодаря президенту Моше Кацаву в трудной ситуации

Ъ

Норд-Ост

13 октября в общественном центре имени Андрея Сахарова открылась выставка Джона Кина (Великобритания) "57 часов в театре", посвященная людям, попавшим в заложники в театре на Дубровке, погибшим и выжившим.
Будет время - зайдите, посмотрите. Это на Земляном валу, 57, стр.6 . Работает до 30 ноября.



Collapse )

Дед

Сегодня долго разговаривала с дедом. Рассказывал про свою жизнь.
Рассказал много того, чего я никогда не знала.
Рассказал про своих братьев. Один погиб в 1942 где-то под Вязьмой. Другой был в плену у немцев, в 1945 году вернулся в Москву. А потом на него в КГБ настучала его бывшая жена, которая не могла простить ему того, что "он завел себе какую-то украинку". Настучала, что вот, был в плену, сотрудничал с немцами и т.д. Его забрали и вскоре матери пришло извещение, что "ваш сын был расстрелян при попытке к бегству". Вобщем, просто расстреляли.
А еще дед рассказал про свою сестру, Аву, Августину. Она умерла, когда ей было 13-14 лет. Тогда, в 1921 году, возле Садового, где сейчас Ермолаевский переулок, стояла церковь святого Ермолая (Она была построена в 1610-12 и просуществовала до 1932 года. Там скверик сейчас). Ава залезла на колокольню этой церкви, и какой-то мальчишка ногой ударил ее по голове. Ударил так, что она вскоре скончалась в Филатовской больнице....

Жили они тогда в Бостоне на Триумфальной площади (гостиница, после революции переделанная под общежитие. Мой прадед был как раз управляющим этого общежития. Они там жили после возвращения из эвакуации после гражданской войны) "И вот идем мы с братом в школу по Садовой - рассказывает дед - а навстречу нам отец. И он говорит: мальчики, наша Ава умерла...".
Дед рассказал, расплакался. Плачет как-то совсем по-детски.

А по Садовой ходил трамвай и у каждого дома были палисадники, все засаженные тополями. И по Тверской ходил трамвай, а легковых машин практически не было, только повозки, грузовики, извозчики. И на велосипедах ездили.

А потом мы с дедом говорили про времена, когда не было не то, что телевидения, но и даже радио. "Помню вот - говорит дед - взяла меня мама - пойдем, говорят, радио уже можно послушать - сеанс организовывают. Пришли, посидели в каком-то зале, а потом говорят - извините - еще не готово. Так и ушли".

"Вот - говорит дед - из всех нас, шестерых братьев и сестер остались сейчас только мы с Антониной..."
Я молчу, потому что его сестра Антонина уже умерла год или два назад, а бабушка не стала говорить деду, расстраивать его. Дед так и не знает, что он остался один.

"Марина, извини, что я вмешиваюсь в твою личную жизнь, но тебе надо меньше курить.." - говорит дед. Я ожидала чего угодно про свою личную жизнь, но не это ;-) "Я уже активно бросаю!" - порадовала я деда.

В-общем, как-то так.