June 23rd, 2006

Обратно в Москву

Сегодня я вернулась из Беслана.
Когда мы ехали в аэропорт, мы обсуждали досмотр и допрос, который нам предстоял. Мы ждали встречи с ФСБешником Димой. Дима, видимо, тоже ждал нас.
Еще накануне вечером мы весело обсуждали, что мы скажем Диме, когда он спросит, куда мы дели американскую гражданку Кэтрин (Кэтрин улетела в Москву за день до этого из другого города). Понятно, что Дима об этом не знал и мы придумывали разные сценарии того, как себя вести.
Первый вариант был - поиздеваться над Димой, отвечая ему: "Какая Кэтрин?", "Кто такая? Не знаю".
Второй вариант был сказать, что она осталась жить в Беслане (потом решили, что у Димы будет сердечный приступ и пожалели его).
Остановились на идее, что на допросе надо говорить "не знаю", "не помню". На этом и порешили.
Нам очень долго несли завтрак, поэтому в аэропорт мы опаздывали. Зарегистрировались на рейс последними. Сдали в багаж все самое важное, чтобы Диме не досталось ;-)
Дальше пошли на досмотр. Шли последними (это была наша новая стратегия борьбы с ФСБ и она сработала).
Первой досматривали Лену. Они опять начали слушать ее диктофон, листать записную книжку. На вопрос Димы, а где Кэтрин?, Лена ответила - "не знаю". На остальные вопросы Лена вообще не отвечала.
За Леной стали досматривать меня. На вопрос о Кэтрин я ответила, как мы договорились:
- Не знаю! - ответила я Диме и широко улыбнулась.
В этот раз Дима хотел отобрать у меня видеокассету и СD-диски. Один из дисков у меня был с песнями одной чеченской певицы, на диске все написано на чеченском, поэтому Дима напрягся.
- Когда вы к нам снова собираетесь? - поинтересовался у меня Дима.
- Скоро-скоро - решила напугать я Диму.

Увидев, что у меня с собой ничего интересного нет, Дима спросил, есть ли у меня багаж. Врать было бесполезно - он в руках держал мой билет с багажной биркой.
Посмотрев номер моего багажа, дама из МВД побежала снимать мой багаж из самолета для досмотра.
Она вышла, но вернулась через 3 минуты:
- Все! Идите быстро в самолет!

Оказалось, что самое интересное происходило за дверью, пока меня досматривали. За дверь происходила битва между службой аэропорта, МВД и ФСБ.
- Это не мы ее задержали!!! У нас к ней претензий нет - кричала молодая девушка из МВД, которая пробивает по базе розыска все паспорта.
- Это ОНИ!!! - кричала она и махала в сторону двери, где ФСБ проводит свои проверки и где в тот момент находилась я.
Самолет в этот момент уже должен был 20 минут как вылетететь в сторону Москвы.
В зону проверки вбегали разные люди и кричали: "Где последние пассажиры?". Все махали руками в сторону комнаты для досмотра.
Оказалось, что меня отпустили после того, как из самолета в очередной раз прибежал то ли пилот, то ли служащий аэропорта и закричал:
- Отпускайте ее быстро! Сейчас самолет на х.й закрою!!!!!

Видимо, ФСБешники решили не ссориться со службой аэропорта и быстро меня отпустили.
Мы вошли в самолет со стороны трапа для бизнес-класса, потому что дверь со стороны хвоста в ЯКе-42 (где входят все простые смертные) уже была закрыта. 120 человек, включая бизнес-класс парились в самолете уже 25 минут (вентиляция там не работала), ожидая, пока ФСБ досмотрит двух девушек из Москвы. В очередной раз - Дима очень старался, но результат его работы - ноль.

Наша стратегия сработала. Надо приходить последними, чтобы у ФСБ было мало времени на наш досмотр. Правда, и на такую старуху найдется проруха, но у нас уже есть парочка запасных вариантов ;-)

О том, как мы летели в Беслан я писала тут
Лена Милашина об этом писала тут
О том, что происходило с Леной в Беслане, она писала тут